Категории

Онлайн пользователей - 0

17, Октябрь 2012 16:52 | 11 фото | просмотров 10071

Постимпрессионист Ван Гог

Винсент Виллем Ван Гог (30 марта 1853, Грот-Зюндерт, около Бреды, Нидерланды — 29 июля 1890, Овер-сюр-Уаз, Франция) — всемирно известный нидерландский художник-постимпрессионист.

 

Биография
Детство и юность. Винсент Ван Гог родился 30 марта 1853 года в деревушке Грот-Зюндерт в провинции Северный Брабант на юге Нидерландов, недалеко от бельгийской границы. Отцом Винсента был Теодор Ван Гог, протестантский пастор, а матерью — Анна Корнелия Карбентус, дочь почтенного переплетчика и продавца книг из Гааги. Винсент был вторым из семи детей Теодора и Анны Корнелии. Свое имя он получил в честь деда по отцовской линии, который также всю свою жизнь посвятил протестантской церкви. Четыре года спустя после рождения Винсента, 1 мая 1857 года, родился его брат Теодорус Ван Гог. Помимо него, у Винсента был брат Кор и три сестры — Анна Корнелия (17 февраля 1855), Лиз (Элизабет Губерта, 16 мая 1859) и Вил (Виллемина Якоба, 16 марта 1862). Домашние помнят Винсента как своенравного, трудного и нудного ребенка со «странными манерами», что было причиной его частых наказаний. По словам гувернантки, было в нем что-то странное, что отличало его от других: из всех детей Винсент был ей менее приятен, и она не верила, что из него может выйти нечто стоящее. Вне семьи, напротив, Винсент показывал обратную сторону своего характера — был тихим, серьезным и задумчивым. Он почти не играл с другими детьми. В глазах односельчан он был добродушным, дружелюбным, предупредительным, сострадательным, милым и скромным ребенком. Когда ему исполнилось 7 лет, он пошел в деревенскую школу, но через год его забрали оттуда, и вместе со своей сестрой Анной он обучался дома. 1 октября 1864 года он уехал в школу-интернат в Зевенберген, 20 км от родного дома. Отъезд из дома причинил много страданий Винсенту, он не мог забыть этого, даже будучи взрослым. 15 сентября 1866 года он начинает обучение в другом интернате — колледже Виллема II в Тилбурге. Винсенту хорошо даются языки — французский, английский, немецкий. Там же он получал уроки рисования. В марте 1868 года, посреди учебного года, Винсент неожиданно бросил школу и возвратился в отчий дом. На этом заканчивается его формальное образование.
Работа в торговой фирме и миссионерская деятельность. В июле 1869 года Винсент устраивается на службу в гаагский филиал крупной художественно-торговой фирмы Goupil & Cie, владельцем которого являлся его дядя Винсент. Там он получил необходимое обучение в качестве дилера. В июне 1873 года его перевели в Лондонский филиал Goupil & Cie. Благодаря ежедневному контакту с произведениями искусства Винсент начал разбираться в живописи и ценить ее. Помимо этого, он посещал городские музеи и галереи, любуясь работами Жана-Франсуа Милле и Жюля Бретона. В Лондоне Винсент становится успешным дилером, и в возрасте 20 лет зарабатывает уже больше, чем его отец. В конце августа, Винсент переехал на Хакфорд Роуд 87 и снял комнату в доме Урсулы Лойер и ее дочери Евгении. В 1874 году Винсента перевели в Парижский филиал фирмы, но после трех месяцев работы он снова уезжает в Лондон. Дела у него шли все хуже, и в мае 1875 он опять был переведен в Париж. Здесь он посещал выставки в Салоне и Лувре. В конце марта 1876 года его уволили из фирмы Goupil & Cie. Движимый состраданием и желанием быть полезным своим ближним, он решил стать священником. В 1876 году Винсент возвратился в Англию, где он нашёл неоплачиваемую работу в качестве учителя в интернате в Рэмсгейте. В июле Винсент перешёл в другую школу — в Айлворте (под Лондоном), где он выполнял работу учителя и помощника пастора. 4 ноября Винсент прочитал свою первую проповедь. Его интерес к Евангелию рос, и он загорелся идеей проповедовать беднякам. На Рождество Винсент поехал домой, и родители уговорили его не возвращаться в Англию. Винсент остался в Нидерландах и в течение полугода работал в книжном магазине в Дордрехте. Эта работа была ему не по душе; большую часть времени он проводил, делая наброски или переводя отрывки из Библии на немецкий, английский и французский. Пытаясь поддержать стремление Винсента стать пастором, семья посылает его в мае 1877 году в Амстердам, где он поселился у своего дяди, адмирала Яна Ван Гога. Здесь он усердно занимался под руководством своего дяди Йоганесса Стрикера, уважаемого и признанного теолога, готовясь к сдаче вступительного экзамена в университет на отделение теологии. В конце концов он разочаровался в учёбе, бросил свои занятия и в июле 1878 уехал из Амстердама. Желание быть полезным простым людям направило его в Протестантскую миссионерскую школу в Лакене под Брюсселем, где он прошёл трёхмесячный курс проповеди. В декабре 1878 года его направили на полгода миссионером в Боринаж, бедный шахтерский район на юге Бельгии. Пройдя полугодичный стаж, Ван Гог намеревался поступить в евангельскую школу для продолжения образования, но счел введенную плату за обучение проявлением дискриминации, и отказался от стези священника.
Становление как художника. В 1880-х Ван Гог обратился к искусству, посещал Академию художеств в Брюсселе (1880—1881) и Антверпене (1885—1886), пользовался советами живописца А. Мауве в Гааге, с увлечением рисовал шахтеров, крестьян, ремесленников. В серии картин и этюдов середины 1880-х гг. («Выход из протестантской церкви в Нюэнене» (1884—1885), «Крестьянка» (1885), музей Креллер-Мюллер, Оттерло; «Едоки картофеля» (1885), «Старая церковная башня в Нюэнене» (1885), «Башмаки» (1886), Музей Винсента ван Гога, Амстердам), написанных в темной живописной гамме, отмеченных болезненно-острым восприятием людских страданий и чувства подавленности, художник воссоздавал гнетущую атмосферу психологической напряжённости. В 1886—1888 Ван Гог жил в Париже, посещал престижную частную художественную студию знаменитого на всю Европу педагога П. Кормона, изучал живопись импрессионизма, японскую гравюру, синтетические произведения Поля Гогена. В этот период палитра Ван Гога стала светлой, исчезли землистого оттенка краски, появились чистые голубые, золотисто-желтые, красные тона, характерный для него динамичный, как бы струящийся мазок («Агостина Сегатори в кафе «Тамбурин»» (1887—1888), Музей Винсента ван Гога, «Мост через Сену», Музей Винсента ван Гога, Амстердам; «Папаша Танги», Музей Родена, Париж, «Вид на Париж из квартиры Тео на улице Лепик», Музей Винсента ван Гога).
Последние годы. Творческий расцвет. В 1888 году Ван Гог переехал в Арль, где окончательно определилось своеобразие его творческой манеры. Пламенный художественный темперамент, мучительный порыв к гармонии, красоте и счастью и, одновременно, страх перед враждебными человеку силами, находят воплощение то в сияющих солнечными красками юга пейзажах, «Жатва. Долина Ла-Кро» (1888), то в зловещих, напоминающих ночной кошмар образах («Ночное кафе» (1888), музей Креллер-Мюллер, Оттерло); динамика цвета и мазка наполняет одухотворенной жизнью и движением не только природу и населяющих ее людей («Красные виноградники в Арле» (1888), Государственный музей изобразительных искусств имени А. С. Пушкина, Москва), но и неодушевленные предметы («Спальня Ван Гога в Арле» (1888), Музей Винсента Ван Гога, Амстердам). В последнюю неделю своей жизни Ван Гог пишет свою последнюю и знаменитую картину: «Пшеничное поле с воронами». Она была свидетельством трагической смерти художника. Напряженная работа и разгульный образ жизни Ван Гога (злоупотреблял абсентом) в последние годы привели к появлению приступов психической болезни. Его здоровье ухудшалось, и в итоге он оказался в клинике для душевнобольных в Арле, затем в Сен-Реми-де-Прованс (1889—1890), где познакомился с доктором Гаше (художником-любителем), и в Овер-сюр-Уаз, где он предпринял попытку покончить жизнь самоубийством 27 июля 1890 года. Выйдя на прогулку с материалами для рисования, выстрелил в себя из пистолета в область сердца, а затем самостоятельно добрался до лечебницы, где, спустя 29 часов после ранения, скончался от потери крови (29 июля 1890 года). По словам брата Тео (Theo), который был при Винсенте в его смертные минуты, последними словами художника были: La tristesse durera toujours («Печаль будет длиться вечно»).
Жизнь и творчество во Франции
. В 1886 году Винсент приезжает в Париж и  никогда уже больше не возвращается на родину... Голландец по национальности Ван Гог приехал во Францию сложившимся художником, изображавшим людей и природу своей родины. Приезд в Париж вносит в творчество Ван Гога существенные коррективы, не меняя его основной сути. Художник по-прежнему исполнен сочувствия и любви к маленькому человеку, но этот человек уже иной - житель французской столицы, сам художник. Изменение стиля Ван Гога в известной мере было продиктовано изменением его мировоззренческой позиции. В самом общем виде его взгляд на мир в то время можно считать более радостным, светлым, чем в Голландии. Эта сторона его творчества особенно хорошо раскрывается в пейзажах и натюрмортах. Став страстным приверженцем пленэра, он бродит по Парижу, изображает уголки Монмартра, берега и мосты Сены, народные театры и чувствует себя настоящим французом. Но пламенной натуре Ван Гога чужда была серединность; во всем, за что он ни брался, он шел до конца. Искание света и воздуха, увлечение техникой Сера не могли не зажечь в нем желания бросить серый Париж и уехать на юг. Ему стало тесно в столице, и юг рисуется ему той обетованной землей, где только и можно «отныне организовать ателье будущего», где только и может развернуться талант художника. И вот в 1888 году он переселяется в Арль, городок Прованса.
Новый период творчества – городок Прованса. Здесь начинается новый период творчества Ван Гога. Прованс показался ему “по своей радостной мере красок страной столь же прекрасной, как Япония”, и он жалеет только о том, что не попал сюда в молодости... Здесь впервые почувствовал он, что не может не быть различия между ним и его великим учителем, Рембрандтом. Таков Ван Гог. “Упорядоченный мазок” ему кажется “столь же невозможным, как фехтование при штурме”. Он поистине импрессионист, в самом глубоком смысле этого слова, импрессионист больше, чем все остальные, кого мы привыкли так называть, ибо он меняет свою технику по несколько раз даже в пределах одной и той же картины, согласно каждому данному впечатлению. Каждый предмет впечатляет его по-разному, и каждый раз иначе вибрируют струны его души, а рука торопится записать эти внутренние ноты. Сам вечно кипучий, неуемный, он видит в мире, прежде всего, вечно дей­ственное начало. Его мир в неустанном круговороте, росте, становлении. Он воспринимает предметы не как тела, но как явления. Это не значит, что он изо­бражает какой-нибудь один, на лету схваченный миг природы, подобно Клоду Моне. Он художник мировых ритмов. Он пишет не данный эффект заходящего солнца, но то, как солнце заходит вообще, посылая стрелы лучей, разбегающихся окрест по полотну, или как оно возникает из золотого тумана, сгущающегося концентрическими кругами. Он изображал не эффект дерева, случайно согбенного ветром, но самый рост дерева из земли, рост веток из дерева. Его кипарисы кажутся готическими хра­мами, рвущимися к небу стрельчатыми видениями. Скорченные от южного жара, они возносятся, извиваясь, словно сами огромные взвихренные языки зеленого пламени, а если это кусты — они горят на земле, как костры. Его горные кряжи действительно изгибаются, точно образуясь на наших глазах из первоначально­го геологического хаоса... Его дороги, грядки и борозды полей действительно убегают вдаль, и его мазки действительно стелются, как ковер травы, или уходят вверх по холмам.

Ван Гог портретист.
Динамическая манера Ван Гога выясняется еще нагляднее в его изумитель­ных рисунках, сделанных пером из тростника, которые он набрасывал с японской виртуозностью и щедро рассыпал в своих письмах, иллюстрируя мысли. Он хотел так же быстро рисовать, как писал, и действительно, в этих штрихах и точках  автограф его гения. Я не знаю ни одного из графиков современности, который обладал бы такой уверенностью линии, такой силой внушения, таким лаконизмом рисунка. Его наброски пером — какие-то пульсограммы мира, графические символы мировой жизни. Вот дерево, убегающее ввысь завитками линий, нот стога, образующиеся из спиралей, и трава, растущая вертикально, и крыши, уходящие черепицами вверх, или разлохмаченные ветки, растущие туда и сюда... Вот портрет почтальона из Арля. Как самодовольно расчесаны штрихами его баки, как радостно светятся на фоне обойные цветочки. В одном из писем Ван Гог пишет о нем, что этот господин очень доволен и горд, так как он только что стал счастливым отцом. Вот «Berceuse» — рыбацкая нянька, которую, по рыбацким поверьям, часто видишь в ночи перед лодкой, в час непогоды,— она веселит тогда сказками. Как много крепких сказок, грубых и ярких, должна знать эта женщина   сказок, подобных этим лубочным расцветающим узорам на фоне. Но еще большим фактом выразительности у Ван Гога, нежели его техника, является колорит. Он выявляет характерное в человеке не только утрировкой рисунка, но и символикой красок. “Я хочу сделать портрет моего друга, худож­ника, которому грезятся чудные сны,— пишет он в письме к брату.— Я хотел бы вложить в этот портрет всю мою любовь к нему и совершенно произвольно выби­раю краски. Я утрирую светлый тон его волос до степени оранжевого цвета. Затем, в виде фона, вместо того чтобы изобразить банальную стену убогой квар­тиры, я напишу бесконечность,— самый интенсивный синий тон, какой только имеется на моей палитре. Благодаря этой комбинации золотистая голова на синем фоне будет казаться звездой в глубокой синеве неба. Точно так же поступаю я, и в портрете крестьянина, представляя себе этого человека при полуденном солнце, в разгар жатвы. Отсюда эти оранжевые отбле­ски, сверкающие как раскаленное железо; отсюда этот тон старого золота, горящего в потемках... Ах, мой милый, многие увидят в этом преувеличении карикатуру, но что мне до этого!
Таким образом, в противоположность большинству портретистов, которые думают, что сходство исчерпывается лицом, краски фона были для Ван Гога не случайным украшением, но таким же фактором выразительности, как и рисунок. Его “Рыбацкая нянька” вся написана звучными лубочно-цветистыми колерами. Одна из его арлезианок, наверно злостная провинциальная сплетница, выдер­жана в черно-синем, как воронье крыло, и поэтому еще более похожа на каркаю­щую птицу. Так каждый цвет имел в глазах Ван Гога свой определенно-лако­ничный смысл, был для него символом душевного переживания, вызывал у него аналогии. Он не только любил много красочность мира, но и читал в ней слова целого тайного языка. Но из всех красок-слов его больше всего чаровали две: желтая и синяя.

Яркие краски Ван Гога.
Мечтая о братстве художников и коллективном творчестве, он совершенно забывал о том, что сам был неисправимым индивидуалистом, непримиримым до сдержанности в вопросах жизни и искусства. Но в этом была и его сила. Нужно иметь достаточно тренированный глаз, чтобы отличить картины Моне от полотен. Но лишь однажды увидев “Красные виноградники”, уже ни с кем и никогда работ Ван Гога не спутаешь. Каждая линия и мазок - выразители его личности. Доминанта импрессионистической системы - цвет. На первый взгляд в этом есть некоторая натяжка. Разве помыкают неслыханным по интенсивности цветом “красные виноградники”, разве не активен звенящий аккорд синего кобальта в “Море в Сен-Мари”. Преувеличенно ярким эти краски обладают способностью звучать в любой интонации на всей протяженности эмоционального диапазона - от обжигающей боли до нежнейших оттенков радости. Звучащие краски то сплетаются в мягко и тонко сгармонированную мелодию, то вздыбливаются в режущем слух диссонансе. В желтой краске от нежно лимонной до интенсивно оранжевой Ван Гог видел некое светлое начало. Цвет солнца и созревшего хлеба в его понимании был цветом радости, солнечного тепла, человеческой доброты, благожелательности, любви и счастья - всего того, что в его разумении включалось в понятие “жизнь”. Противоположный по смыслу синий, от голубого до почти черно-свинцового - цвет печали, бесконечности, тоски, отчаяния, душевной муки, фатальной неизбежности и, в конечном итоге, смерти. Поздние картины Ван Гога - арена столкновения именно этих двух красок. Они - как борьба добра и зла, дневного света и ночного сумрака, надежды и отчаяния. Эмоциональные и психологические возможности колорита - предмет постоянных  размышлений Ван Гога: “Я надеюсь совершить в этой области открытие, например, выразить чувства двух влюблённых сочетанием двух дополнительных цветов, их смешением и противопоставлением, таинственной вибрацией родственных тонов. Или выразить зародившуюся в мозгу мысль сиянием светлого тона на тёмном фоне…”.
Самоубийство
Часто думают, что неожиданное самоубийство Ван Гога стало следствием потрясения, испытанного им во время конфликта с Гогеном, когда он отрезал себе мочку уха. Но что в таком случае послужило причиной того срыва? После выхода из клиники «Сен-Поль» Ван Гог попытался вновь приспособиться к жизни в обществе, но прожил всего 70 дней. По Оверсюру ходили слухи об очередной любовной неудаче Винсента. «Виновница»  — 20-летняя Маргарита Гаше. Впоследствии и она, и ее отец, доктор Гаше, категорически отрицали саму возможность такой связи. Но друзья Маргариты утверждали, что она была влюблена в художника. Ходили даже слухи о том, что после смерти Винсента Маргарита впала в глубокую депрессию. Впоследствии она так и не вышла замуж. Кризис мог быть связан с Тео. 6 июля, за три недели до смерти, Винсент съездил в Париж, чтобы увидеться с братом. Тот жаловался на свою работу, нездоровье жены и сына и постоянные финансовые трудности. Из написанных после этого писем становится ясно, что Винсент чувствовал себя обузой для Тео и его семьи. Вскоре после той нерадостной встречи художник написал пейзаж с низко нависшими над полем темными облаками. Если эта картина действительно предвещает самоубийство Винсента, то художник выстрелил в себя совсем не под влиянием неожиданно обострившейся болезни. Возможно, он считал, что мешает Тео и Ио так же, как ему самому мешают работать птицы. Очень многие придерживаются именно этой теории. Сам Ван Гог никак не объяснил мотивы своей попытки самоубийства. При этом он сказал однажды: «У меня нет желания быть мучеником". Он осознавал «ненормальность» своего образа жизни и долгое время надеялся обрести семью, как и все прочие люди. Но затем надежда его покинула, и это, возможно, стало началом его болезни. Впрочем, возможно и другое. Семья Ван Гог стремится не предавать огласке многие семейные тайны. Между тем, есть данные, что еще в начале 1880-х годов родители всерьез задумывались о том, чтобы поместить своего сына-неудачника в психиатрическую больницу.

Биографы Ван Гога опровергли версию о самоубийстве художника
Голландский художник Винсент Ван Гог мог умереть в результате несчастного случая, а не самоубийства, как считалось ранее. Новой версии придерживаются американские искусствоведы Стивен Найфех и Грегори Уайт Смит, которые на протяжении 10 лет работали над биографией живописца, пишет The Independent. Версия о кончине художника подробно изложена в книге "Ван Гог: Жизнь", которая будет опубликована в Великобритании 17 октября. В своем исследовании историки опирались на ранее неизвестные материалы, в частности, на письма наследников художника, а также на сохранившиеся в письменном виде воспоминания очевидцев. Согласно общепринятой теории, Ван Гог, живший перед смертью во французском муниципалитете Овер-сюр-Уаз, 27 июля 1890 года вышел на прогулку, захватив с собой материалы для рисования. Считалось, что во время прогулки художник выстрелил себе в грудь, а через два дня скончался от потери крови. Самоубийство художника объясняли его психической болезнью, которой он страдал на протяжении нескольких лет. Однако, по версии американцев, в Ван Гога стреляли двое местных подростков. Как отмечает The Daily Telegraph, в него случайно выстрелил 16-летний юноша Рене Секретан, который проводил лето на одной из вилл города. По данным биографов, художник и подростки общались, периодически они угощали Ван Гога выпивкой, но при этом биографы указывают на то, что молодые люди дразнили живописца, пытаясь вывести из себя. Вероятно, когда произошел несчастный случай, подростки были пьяны. Перед смертью Ван Гога спросили, хотел ли он совершить самоубийство, на что художник ответил: "Думаю, да". По мнению Найфеха и Смита, художник в действительности просто не хотел сдавать мальчика, которого бы посадили. Как отмечает издание, в пользу новой теории говорит тот факт, что принадлежности для рисования, с которыми Ван Гог якобы вышел на прогулку, а также пистолет никогда не были найдены. Кроме того, сомнение вызывает и то, что художник с раной в груди смог в одиночку пройти до гостиницы больше мили.

Постимпрессионист Ван Гог  "Винсент Ван Гог". Автопортрет, 1889 год
"Винсент Ван Гог". Автопортрет, 1889 год

Постимпрессионист Ван Гог  Ван Гог примерно в 1866 году
Ван Гог примерно в 1866 году

Постимпрессионист Ван Гог  Ван Гог в возрасте 18 лет (ок. 1871—1872)
Ван Гог в возрасте 18 лет (ок. 1871—1872)

Постимпрессионист Ван Гог  Ван Гог с матерью
Ван Гог с матерью

Постимпрессионист Ван Гог  Дом Ван Гога
Дом Ван Гога

Постимпрессионист Ван Гог  Ван Гог
Ван Гог

Постимпрессионист Ван Гог  Автопортрет с отрезанным ухом
Автопортрет с отрезанным ухом

Постимпрессионист Ван Гог  "Едоки картофеля",1885 г. Картина Ван Гога
"Едоки картофеля",1885 г. Картина Ван Гога

Постимпрессионист Ван Гог  "Звездная ночь" Ван Гог
"Звездная ночь" Ван Гог

Постимпрессионист Ван Гог  "Ночная терраса кафе" (1888 год) Ван Гог
"Ночная терраса кафе" (1888 год) Ван Гог

Постимпрессионист Ван Гог  "Ван Гог на смертном одре". Рисунок Поля Гаше.
"Ван Гог на смертном одре". Рисунок Поля Гаше.

Теги : люди

Также интересно

30, Апрель 2013
Сапфо. История древнегреческой...

29, Апрель 2013
Мария-Антуанетта. История коро...

26, Апрель 2013
Павел Скоропадский. История ук...

25, Апрель 2013
Элла Джейн Фицджеральд. Истори...

18, Апрель 2013
Эрнесто Че Гевара. История лат...

14, Апрель 2013
Уинстон Черчилль. История.

Популярное

загрузка...

Реклама

Мудрость дня

  • Чтобы победить противника, не стремись стать сильнее его, а сделай его слабее себя.
  • Спагетти изобретены в 1819 году.
  • Из 11 оригинальных патентов Николы Тесслы для производства гидроэлектроэнергии, 9 - по прежнему используются без изменений сегодня.
  • Испанская инквизиция преследовала многие группы населения, но более других катаров, марранов и морисков. Катары это последователи альбигойской ереси, марраны - крещеные евреи, а мориски - крещеные мусульмане.

• Авторизация •