Категории

Онлайн пользователей - 0

08, Август 2011 11:50 | 3 фото | просмотров 10378

Коллекционирование вина не хуже бриллиантов

Верный признак того, что коллекция составлена правильно, — она интересна не только своему владельцу. При этом неважно, что именно вы собираете: редкие марки или монеты, раритетные автомобили или, скажем, алкогольные напитки.


    Стеллажи, утопающие в едва различимом электрическом свете, бутылки благородного вина, никаких лишних движений и звуков — сонное царство благородных напитков. Именно таким должен быть погреб настоящего ценителя вина. И лишь в подобных помещениях, наделенных особенным микроклиматом, могут храниться коллекционные напитки, в том числе готовящиеся на продажу.

    Да-да, собрание хорошего вина может быть инвестиционным: оно не хуже бриллиантов или старинной мебели сохранит ваши сбережения. Надо сказать, немалые, если уж вы собрались вложить их в алкоголь. «Начинать коллекционировать вино с начальным капиталом менее $10 тыс. просто смешно: все, на что потрачены меньшие суммы, не более чем склад для напитков, идущих в регулярное употребление, — говорит ресторатор и основатель школы сомелье при ресторане “Ностальжи” Роман Рожниковский. — Я слышал и о собраниях стоимостью миллионы евро, что неудивительно при ценах от €500 до €10 тыс. за бутылку».

    В Европе и США коллекционирование благородного алкоголя — не только вина, но и, например, бренди — занятие, в общем, не экзотическое. Оно занимает почетные места в списках хобби многих состоятельных людей. В России винное благоденствие пока не наступило, владельцы миллиардных состояний не спешат менять картины и старинные автомобили на алкогольные изыски. «Культура потребления вина в нашей стране все еще остается довольно низкой. Нет, безусловно, она развивается, и даже в принципе неплохими темпами. Однако до таких стран, как, например, Франция и Италия, нам еще очень далеко, — говорит сомелье ресторана “Шатуш” Юрий Пьянков. — Там люди буквально рождаются в бочке с вином, им не нужно прививать вкус к нему».

 Если не видно разницы, зачем платить больше?

    На самом деле то, что состоятельные россияне в большинстве своем еще не включили в сферу своих интересов коллекционирование вина, не так уж плохо. Прежде всего потому, что это дело совсем не простое, требующее тонкого вкуса, который может сформироваться лишь с опытом. «Чтобы почувствовать, понять благородное вино по-настоящему, нужно пить его пять-шесть лет, причем пить вдумчиво, прислушиваясь к собственным ощущениям, пытаясь запомнить всю гамму эмоций. Человек неподготовленный не сможет получить от дорогого старого вина истинного удовольствия, он не почувствует разницы между неплохим напитком и великим. То есть попросту выкинет немалую сумму денег на ветер», — уверяет Юрий Пьянков. Конечно, и таких людей хватает: есть в России состоятельные бизнесмены, которым по статусу положено употреблять только Château Mouton-Rothschild, они и употребляют, ровным счетом ничего не понимая в напитках, от вкуса которых у истинных ценителей мурашки бегут по затылку. Однако, по наблюдениям многих специалистов, все больше становится людей, которые считают деньги (кризис тому способствует), не желая тратить их на то, от чего не получают удовольствия. Они заказывают напитки попроще, оптимальные в соотношении цена—качество, не переплачивают за бренд и год (существуют более и менее удачные годы, но разница для непосвященного человека не всегда очевидна, а старые вина вообще очень трудно понять) — и поступают правильно. К чему платить больше, если не видно разницы?

    Нельзя сказать, что таким людям закрыта дверь в мир инвестиционных винных коллекций, но для успеха потребуется консультант, который сам составит собрание и в дальнейшем будет управлять им. Человек, не чувствующий вино, обречен на провал, даже если у него много денег. Известен пример, когда один московский предприниматель закупил на очень крупную сумму партию старого бордосского вина с целью дальнейшей перепродажи. Он не послушал своего партнера по бизнесу, который отговаривал от покупки, справедливо полагая, что очень старое вино не слишком ликвидно: настоящие знатоки поймут, что везли его тогда, когда оно уже утратило львиную долю своих способностей к восстановлению, и в пути наверняка погибло из-за тряски, перемены температур и влажности. Так и случилось — партия осталась нераспроданной.

    Если вино закладывается в погреб на вызревание, его не только нужно привезти еще совсем молодым, не утратившим способностей к восстановлению, и правильно хранить, но и вовремя предложить покупателю. Ведь есть напитки, которые вызревают долго, а есть те, жизнь которых коротка. Великие вина с годами становятся лучше, однако и у них есть периоды созревания и этакой «кульминации», когда вкус наиболее полный, яркий, раскрытый, а также стадия постепенного угасания. Так вот пить нужно в стадии «кульминации». Это знает и непременно учтет любой мало-мальски грамотный покупатель. Необходимо также учитывать год урожая: есть удачные, посредственные и откровенно плохие. Все эти и многие другие факторы, да еще в причудливом сочетании друг с другом, совершенно обязательно учитывать при формировании любой коллекции, а особенно инвестиционной. «Кажется, что это просто: купить вино урожая 2000 года за €700, заложить его в погреб, скажем, в 2002−м, продержать там до 2007−го и продать за €2,5 тыс., — говорит Юрий Пьянков. — В действительности нужно выбрать вино с хорошим потенциалом, хранить его в идеальных условиях (их покупатель обязательно проверит) и продать на пике — все это очень непросто и дилетанту не под силу. Однако в целом такое возможно, даже в Москве есть хорошие погреба с отличными винами. Инвесторам-новичкам, правда, искать покупателей будет трудно: приобретают дорогие вина только у проверенных людей, потому что велика вероятность купить испорченный напиток или подделку — их на рынке множество».

Определяем потенциал.

    Как же выбрать вино, способное дорожать, приносить прибыль? «Чтобы заработать, необходимо покупать напитки, удовлетворяющие по крайней мере трем требованиям, — объясняет сомелье Алексей Басов. — Во-первых, они должны быть престижными, а престиж тех или иных вин создается годами, по сути, это симбиоз десятилетий безупречного качества и правильного маркетинга. Во-вторых, лучше выбирать вина из лимитированных серий: на них можно хорошенько спекулировать. В-третьих, предпочтение надо отдавать напиткам с большим потенциалом хранения: чем он значительнее, тем выше может быть цена, выставленная покупателю через определенное время. Это условие напрямую связано с предыдущим: ведь чем больше проходит лет, тем меньше нетронутых бутылок остается в мире». Нетрудно догадаться, что вин, отвечающих всем этим критериям, на свете не так уж много. Однако почти любая страна, имеющая на своей территории серьезно развитое виноделие, может похвастаться коллекционными напитками. Где-то их много — в тех же Франции, Италии, Испании, Германии, Венгрии и США, где-то совсем мало. «В России тоже есть напитки, достойные звания коллекционных, — замечает Алексей Басов. — Но производятся они не сегодня: это крымские вина, созданные несколько десятилетий назад, в советское или даже царское время. Все они крепленые и ликеристые».

«Коллекционные напитки при правильном хранении не дешевеют, — говорит Юрий Пьянков. — И с этой точки зрения они являются вполне надежным инвестиционным средством». Однако выделить составляющие цены не так уж просто. Во-первых, необходимо следить за аукционными продажами: они сказываются на стоимости аналогичных вин. Во-вторых, важно помнить, что существует ряд особенно ценных брэндов, таких как Château Pétrus, которые всегда стоят дороже, чем остальные. Выше стоимость вин, рожденных в удачные годы, причем для каждого региона свой миллезим (лучший год). Да еще в разных хозяйствах в разное время бывают более или менее удавшиеся напитки.

     Очень важна мода — ведь речь идет все-таки о благородном вине, а оно ничем не хуже самых изысканных произведений искусства. Формируя инвестиционную коллекцию, необходимо учитывать интересы аудитории. «Сегодня в России популярны вина Франции (особенно из региона Бордо, хозяйств Бургундии и долины Луары) и Италии, — говорит владелец компании Appellations France Лоик Карлье. — Некоторые приобретают для инвестиционных коллекций американские вина, например Opus One, но мне такие денежные вложения представляются довольно рискованными». Алексей Басов отмечает, что у российских коллекционеров спросом пользуются итальянские вина из Пьемонта, Венето, Тосканы, американские — из Калифорнии. Германские вина, безусловно, находят своих поклонников в России, но пока не могут составить конкуренцию французским. В последние годы все чаще появляются в Москве и Санкт-Петербурге люди, интересующиеся дорогими винами Нового Света — США, Аргентины, которые не считаются классическими винопроизводителями.

Вино не для бокала.

   Совершенно определенную категорию коллекционных напитков составляют старейшие вина, которые ценны сами по себе, вне зависимости от вкуса. Бутылка, выпущенная в именитом доме, скажем, в начале XX века, — это уникальный, редкий, чрезвычайно дорогой инвестиционный инструмент. Такие вина не пьют — они уже умерли, вкуса не имеют: вода и уксус — вот и все, что вы получите, открыв бутылку. И испортив ее. Закупоренная старой пробкой, чудом дошедшая до наших дней, она будет дорожать постоянно. «Есть, конечно, люди, которые, не понимая сути коллекционирования подобных напитков, все-таки открывают бутылки и пьют вино, — говорит Юрий Пьянков. — Кто-то может заказать, например, Pétrus 1942 года, купить его за несколько тысяч долларов, и что в итоге? Пробка вынимается, в бокал наливается мертвое вино, человек делает глоток, расплачивается и уезжает, причем вполне довольный».

    Инвестиционная привлекательность таких напитков очень высока, так как осталось их чрезвычайно мало. И даже если их все еще можно пить, решиться на такое бывает сложно. «Я не любитель покупать вина и коньяки исключительно в инвестиционных целях, — говорит Лоик Карлье. — Но у меня есть бутылка Cognac Bache-Gabrielsen Tribute из юбилейной лимитированной серии. Напитку 130 лет, всего было выпущено 498 бутылок. Вероятно, моя — одна из последних в мире. И это для меня самое настоящее произведение искусства! Это все равно что хранить статую Родена, например. Выпью ли я его? Возможно, да. Я уже пробовал коньяки урожаев 1890 и 1902 годов — и это потрясающе! Единожды испытав такое удовольствие, вы вряд ли сможете отказать себе в нем позднее».

Хобби не для России.

    В России коллекционирование алкоголя не развивается еще потому, что тому не способствуют законы. «Поскольку ввоз алкоголя частными лицами ограничен, цены от поставщиков с учетом их прибыли и уплаченных налогов сильно завышены, а условия хранения и транспортировки непредсказуемы, что может быть роковым для вин, — особенных перспектив для развития этого направления коллекционирования я не вижу, — отмечает Роман Рожниковский. — Кроме того, отсутствует свободный рынок обмена напитками между юридическими и частными лицами, так как необходима лицензия. Последние вообще не могут официально продать свою коллекцию. В общем, коллекционный алкоголь у нас неликвиден».

    Юрий Пьянков, однако, замечает, что любителей вина и просто заинтересованных потребителей в России предостаточно и это позволяет до определенной степени не обращать внимания на формальности: нередки случаи продажи коллекционных напитков частным образом, без лицензии. И заказы на поиск редких напитков поступают достаточно часто. А вот все документы на вино продавцом должны быть представлены в полном комплекте. И именно поэтому в России не развита аукционная продажа алкоголя. «Вино, реализуемое через торги, должно быть ввезено в Россию официально, иметь соответствующие сертификаты качества и максимально прозрачную историю (где и когда куплено, как хранилось), — говорит Алексей Басов. — И покупать алкоголь с целью дальнейшей перепродажи пока имеет смысл, только если вы как-то связаны с винным бизнесом, иначе неизбежно возникнут огромные сложности с поиском покупателей».

Цены и доходность.

   Чтобы инвестиции были удачными, нужно попытаться купить актив как можно дешевле. С вином в России это непросто: на том, которое вам предложат в бутиках, кто-то уже заработал до вас. Именно поэтому люди редко покупают коллекции целиком, в основном формируя их годами, ведь предложения выгодно купить хороший напиток поступают не так уж часто.

    Итак, минимальный входной порог на рынок коллекционного вина — $10 тыс. И это без учета затрат на оборудование погреба. «При правильном хранении, выверенной стратегии экспонаты коллекции будут дорожать в среднем на 20% в год, — говорит Алексей Басов. — Поэтому, если вы планируете распродать коллекцию в ближайшие несколько лет, стартовый капитал должен быть достаточно внушительным, дабы отбить затраты на оборудование хранилища и заработать сумму, ради которой все это вообще стоило затевать». Приобретать вино за границей и хранить его там же — вариант не самый плохой, однако вы должны быть уверены, что условия всегда соответствуют самым высоким запросам. А как известно, если хочешь, чтобы все было сделано отлично, займись этим сам.

Источник - http://expert.ru

Теги : Коллекционирование

Также интересно

20, Апрель 2013
«Лестерский кодекс» Леонардо д...

14, Ноябрь 2012
Драгоценности Елизаветы Петров...

12, Июнь 2012
Налог на роскошь в Украине зат...

16, Май 2012
Курительные трубки - изящное у...

15, Май 2012
Фотокамера Leica 1923 установи...

29, Апрель 2012
Невиданная ранее коллекция ста...

Популярное

загрузка...

Реклама

Мудрость дня

  • Возможно, течение приведет тебя совсем не туда, куда ты думаешь. Что можешь сделать - сделай сейчас; кто знает, сможешь ли ты это сделать потом.
  • Рост Петра Первого составлял примерно 213 см.
  • Во время археологических раскопок древних могил был обнаружен съедобный мед.
  • Средневековый стиральный порошок делался из древесной золы и мочи.

• Авторизация •